«Я очень хочу домой, сынок» — прошептал мужчина и расплакался

Иван Егорович стоял на балконе и не мог унять дрожь в руках. Только, что у него с дочерью состоялся очень неприятный разговор. Марина настаивала на том, чтобы отец переехал в дом престарелых, потому, им всем явно не хватает места.
Квартира действительно была небольшой. Всего две маленькие комнаты. В одной жил Иван Егорович, в другой дочь с мужем и двумя сыновьями шести и восьми лет.
– Дочь, а почему я должен покидать свою квартиру, у матери твоего мужа трех комнатная квартира, она живет одна, вот на вас всех и хватит жилплощади.
— Ты смерти моей желаешь, ты же знаешь мы не ладим. Там моя жизнь превратиться в ад. Ты этого желаешь? Ты всегда думал только о себе! Тебе на меня наплевать!
Дочь демонстративно хлопнула балконной дверью.
Иван Егорович не хотел покидать свой дом, где он прожил счастливую жизнь со своей женой, умершей шесть лет назад.
— Одни мы с тобой, Шарик. Совсем одни, — обратился Иван Егорович к своей собаке. Шарик был другом семьи и верным псом. Его очень любила жена Ивана Егоровича, и он обещал жене, что не покинет его пока пес не умрет.
Шарик зевнул и начал слегка поскуливать.
Дочь уже не первый раз делала попытку выселить отца, но он упорствовал.
Прошло около получаса, Егорыч слегка задремал, на кресле, стоящим на балконе, но тут вошел его старший внук.
— Дедушка, ты нас совсем не любишь, — произнес он обиженно.
— Почему ты так решил, внучок?
— Так ты не хочешь нам с братом отдать свою комнату, а нам с ним негде жить.
— Ну вы же живете в другой комнате, здесь в этой квартире, — недоумевал дед.
— Ты понимаешь, что нам тесно. Мы вчетвером живем в одной комнате. А у тебя одного целая комната, нет не на одного, у тебя ведь еще пес есть, которого ты любишь больше чем нас. Внук расплакался от напряжения и убежал.
Иван Егорович понимал, что это слова не внука, все это внушили ему родители, а он только повторяет. Горько стало старику от этого.
— Науськали внука, ребенка не пожалели. И в кого дочка такая уродилась, эгоистичная, своенравная, порой жестокая и самолюбивая. – подумал старик и посмотрел на звездное небо. Жена его, мать Марины была доброй и застенчивой женщиной, очень любила детей и животных. Все ее любили и родственники, и соседи, и семья. Все вместе они жили, душа в душу.
— Когда, была потеряна связь между дочерью и ими, родителями? – недоумевал Иван Егорович.
Посидев еще немного на балконе, старик встал и направился в кухню, где находилось все его семейство. Он понимал, что ему не будет жизни в этой квартире, где царит неприязнь, раздражение и откровенная ненависть. С зятем они давно уже не разговаривают, хотя при жизни жены он вел себя почтительно, с уважением, или это только казалось.
— Я согласен переехать. — уставшим голосом ответил он.
— Вот и отлично папа! Зачем только нервы мотал не понимаю, согласился бы сразу, и все были бы довольны, у мальчиков давно бы была уже своя комната.
— Только у меня к вам одна просьба, не выгоняйте Шарика, пусть он живет с вами, он уже старый и на улице долго не проживет.
— Папуля, — елейным голосом произнесла Марина, — Ну, конечно, его никто не обидит. Он будет сыт, и я лично с ним буду гулять. Не волнуйся.
Иван Егорович тяжело вздохнул, — Кого он обманывает? Только себя, — но все-таки понадеялся на дочь, на то, что она сдержит слово.
— Ты не думай мы и тебя не бросим будем приезжать каждые выходные, привозить гостинцы и Шарика привозить будем, чтобы ты за ним не скучал.
— Свежо придание, да верится с трудом, — вновь предвидя неприятный исход подумал Иван Егорович.
— Для Вас, Иван Егорович выбран один из лучших пансионатов, — произнес зять, удостоив тестя вниманием за долгие годы
— И этот туда же. Как же им хочется поскорее выселить меня, — обиженный до глубины души подумал старик.
На следующий день Ивана Егоровича привезли в пансионат, днем позже зять привез вещи и передал их через охранника.
Пансионат оказался самым обычным домом для престарелых. Комната, куда определили Ивана Егоровича была на четырех человек, там было душно и сыро. На кроватях несвежее белье, а одела явно надо было уже выбрасывать и заменить на новые.
Дочь видимо заранее договорилась с заведующей дома престарелых, так как Ивана Егоровича оформили быстро и отвели по назначению. Ни тебе отдельной комнаты, ни телевизора, в общем ничего из того, что сулила ему дочь.
Иван Егорович был в отчаянии, надеялся, что дочь приедет на выходные и он все выяснит, потребует вернуть его назад.
Понимая, что в этой комнате ему делать нечего он спустился в сад, который на удивление был ухоженным с покрашенными скамейками вдоль аллеи.
Сидя на скамейке, старик сокрушался о своей несчастной доли, вот так на старости лет остаться совсем одному. Предательская слеза покатилась по щеке.
— Как здесь убого и тоскливо, — накручивал себя Иван Егорович, — Хорошо, что хоть сад есть.
— А Вы сегодня приехали? – спросила миловидная женщина, чуть младше Ивана Егоровича, – Грустите? Позвольте присесть рядом с Вами?
— Да, да, пожалуйста!
— Я тоже первое время огорчалась и даже плакала, но потом смирилась, ведь другого у меня ничего нет. Меня зовут Надежда Львовна, а Вас?
— Иван Егорович. А Вы как оказались здесь? – поинтересовался мужчина.
— Благодаря племяннику. Детей своих у меня нет, муж умер десять лет назад. А племянник втерся ко мне в доверие. Я глупая и отдала ему квартиру, после чего «руки у него были развязаны» и в итоге я оказалась здесь. Он меня еще пожалел, сказал, что мог и на улице оставить. Одним словом, «добрый» мальчик.
Два пожилых человека еще долго сидели на лавочке рассказывая каждый свою историю жизни.
На следующий день после отвратительного завтрака пошли прогуливаться по саду, дышать свежим воздухом.
Иван Егорович стал потихоньку привыкать к женщине, ему нравилась ее чарующая улыбка, веселый нрав. Каждый день они проводили вместе, тем самым скрашивая свою жизнь.
Целый месяц Егорыч ждал дочь и Шарика, надеялся, что они к нему приедут, но их все не было. В один из выходных он позвонил домой. Ответа не последовало. Старик направился к воротам, сам не зная почему и увидел стоящего у калитки молодого парня их соседа Игоря. Иван Егорович кинулся к нему в надежде узнать, как дела дома. Игорь тоже узнал его и пошел навстречу мужчине.
— Вот Вы где Иван Егорович, а Ваша дочь сказала, что Вы в деревне. Я бы ей поверил, но сидящий у подъезда Шарик меня смутил. Ведь Вы не могли его бросить на произвол судьбы.
— А почему Шарик сидит у подъезда? Игорь, я его не бросал, — старик сильно расстроился, говорил он порывисто и в голосе чувствовалось отчаяние.
Так Марина выгнала его, и пес живет на улице, его подкармливают все соседи, а дочь Ваша переехала к свекрови и продает Вашу совместную квартиру.
— Я как-то раз видел ее, спросил на счет Вас, на что она ответила, что Вы теперь живете в деревне.
— Как видишь, я не в деревне, а за псом она обещала ухаживать, клялась мне.
— Иван Егорович расскажите мне толком, что у вас произошло, почему Вы здесь?
Мужчина все рассказал и покаялся, что хоть и не доверял дочери, но все-таки надеялся на ее порядочность.
— А теперь из-за моего опрометчивого поступка Шарик на улице. – горестно произнес он. Помолчав, добавил. – Мне очень хочется вернуться в свой дом сынок, помоги мне.
— Иван Егорович, помогу, обязательно помогу. Я юрист и занимаюсь подобными вопросами. Я ведь тут не случайно, как раз пришел к одному из своих клиентов, находящегося здесь.
Мужчины прошлись до скамейки и сели на нее.
— Скажите мне на кого оформлена квартира?
— Сначала на меня и жену, после ее смерти четвертая доля перешла к дочери.
— Вот и отлично, я займусь Вашим делом, но даже сейчас могу с уверенностью сказать, что после продажи квартиры Вы получите хорошую сумму денег, на которую мы Вам подыщем домик в деревне.
— Спасибо, спасибо Вам Игорь, Вас ко мне сам Бог послал.
— Пока я буду обсуждать вопрос со своим клиентом, Вы соберите вещи и ждите меня около машины, — сказал Игорь и направился к корпусу.
— Дважды уговаривать Ивана Егоровича не пришлось, он быстро собрал вещи и уже стоял у автомобиля, когда вернулся Игорь.
Их заметила Надежда Львовна и быстрым шагом подошла к ним.
— Наденька милая, я уезжаю, у меня появился шанс получить свое жилье. Как только все уладится я вернусь за тобой и заберу тебя.
Женщина расплакалась. Иван Егорович обнял ее и попросил верить ему, он обязательно сдержит данное ей слово.
Попасть в квартиру Иван Егорович не смог, дочь сменила замок, поэтому он остался жить в квартире у Игоря, который на время приютил его. На следующий день он нашел Шарика, ютившегося у подъезда, и забрал его с разрешения хозяина квартиры.
В конце концов Игорь помог Егорычуотстоять свое право на квартиру, куда и переехал Иван Егорович. Жил он там с Шариком, пока шла тяжба с дочерью. Марина донимала отца, не давая ему жить нормально, угрожала, устраивала скандалы. Иван Егорович терпеливо ждал, когда можно будет продать квартиру. Все это время он навещал Наденьку в доме престарелых и каждый раз рассказывал ей свои новости.
Со временем квартиру продали и на вырученную сумму, Игорь помог купить мужчине неплохой домик в ближайшем поселке, где Иван Егорович с псом Шариком и обосновались. Теперь у него был не только свой дом, но, и огород, и сад. Псу понравился просторный сад и огород, где он радостно носился, повизгивая от удовольствия.
Через пару дней после заселения приехал Игорь и они отправились за Надеждой, та ждала их с вещами у самого выхода.
— Наденька, Надюша, мы приехали! – выкрикивал из подъезжающей машины Иван Егорович.
Машина остановилась и ловко выскочив из машины мужчина подбежал женщине, ждавшей его у ворот. Обнял ее и сильно прижал к себе, так переполняли его чувства и желание начать новую жизнь.
К вечеру они были дома, Игорь почти сразу уехал, а мужчина повел Наденьку в сад, где самолично поставил скамейку с видом на пруд.
— Вот здесь мы и будем жить, милая моя. Смотри сколько здесь радостей. Будем рыбу ловить, за ягодами и грибами ходить.
— И шишки собирать, чтобы самовар топить,- мечтательно произнесла Надежда Львовна, помолодевшая лет на десять.
_ Мы смогли отстоять свое счастье Наденька, ведь мир не без добрых людей, и мы с тобой этому доказательство.
Так и сидели они обнявшись пока не наступила звездная ночь.